Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Политика

Георгий Полтавченко: За работу в качестве губернатора меня угрызения совести не мучают

Вторник, 18 июня 2013

Губернатор Петербурга Георгий Полтавченко в преддверии Петербургского экономического форума в обширном интервью изданию «Фонтанка.ру» рассказал о себе, о том, как вести бизнес в городе, о будущих выборах губернатора, о требованиях к своим подчиненным и роли полиграфа в их судьбе, о национальной идее, о сегодняшнем и завтрашнем городе.

- Георгий Сергеевич, для вас Петербургский экономический форум – радостное событие или бремя забот, которое ложится  на хозяина?

- Для меня как для губернатора Санкт-Петербурга – это важное событие. Потому что подобного рода мероприятия значимы для города тем, что подтверждают и повышают наш статус  как мегаполиса, в котором формируется повестка дня не только для города и страны, но и международная экономическая повестка. Это очень ответственно.  Могу сказать, что на сегодняшний день все для проведения ПЭФ в городе готово.

- Вы очень серьезно об этом сообщили, но бывало, что форум сопровождался курьезами. Например, с «Авроры» в воду прыгали…

- Нет, такое не повторится. И чтобы не травмировать некоторых особо впечатлительных губернаторов, скажу, что в этом году не будут просить детей изображать фигуры. Я надеюсь, что в этом году все пройдет без эксцессов, отнюдь не нужных для такого важного события и для нашего города. Сомнений нет, что пройдет все достойно, или, как говорит один мой знакомый, благообразно и по чину.

- Петербург высоко оценивается в российских рейтингах по ведению бизнеса. Но как вы думаете, легко ли вести бизнес в нашем городе?

- Мне кажется, в Петербурге – легко. Если человек занимается нормальным честным бизнесом – то легко. Потому что город у нас своеобразный – он фальши не терпит, и если ты к нему идешь с открытым сердцем, то и он тебя принимает. Несмотря на все особенности нашего петербургского характера, большой критичности в оценке друг друга и тех людей, которые появляются и что-то делают в нашем городе. Тем не менее если ты соблюдаешь интересы города, то у тебя больших проблем никогда не будет, в том числе и в бизнесе. Кстати, в воскресенье, 16 июня, я проводил встречу с инвесторами, и у них каких-то серьезных претензий к правительству города с точки зрения продвижения  проектов нет.

- А у города есть претензии к инвесторам?

- Я уже говорил, что наш город – особый. Поэтому не любой инвестор и не инвестиции любым путем. В первую очередь, и это главное требование и, если так можно сказать, претензия к инвесторам, – инвестиции и все, что связано с ними, должны соответствовать интересам города и горожан. Если это соблюдать, то других требований предъявляться не должно. Мне приятно было услышать от инвесторов готовность участвовать в городских программах, в том числе благотворительных, хотя это дело добровольное. Во-вторых, инвестор создает качественные рабочие места, платит зарплату персоналу и налоги в полном объеме – это уже очень хорошо. Потому что за счет налогов город должен решать  различного рода социальные вопросы и задачи инфраструктурного развития. Но если еще инвестор готов помогать дополнительно, то город, конечно, будет это приветствовать. Мне кажется, что готовность участвовать в такого рода программах – иллюстрация того, что правильному бизнесу достаточно комфортно в городе сегодня. 

- Какие точки роста вы как губернатор видите в городе сейчас и в обозримом будущем?

- Думаю, что главное наше конкурентное преимущество – наука, которая сосредоточена в Петербурге. Этот потенциал еще далеко не исчерпан. На уровне Российской Федерации по части инноваций и экономики знаний мы смотримся неплохо. В среднем по России эта сфера дает 15 процентов ВВП, в нашем городе достигает 25, но в развитых странах это 40 процентов. Мы вполне можем претендовать на то, чтобы подойти к этой цифре. А это означает реальный рост экономики. Инновационная экономика рождает продукт с высокой добавленной стоимостью, а значит, с соответствующими налоговыми перспективами и зарплатами людей. Еще одна очень важная составляющая, которой наш город обладает с момента своего рождения, – культура. Все больше желающих приобщиться к ней в лице туристов, которые также везут деньги в город. В прошлом году мы почти подошли к цифре 6 миллионов гостей, но это совсем не предел. Санкт-Петербург может много получить как культурно-туристический центр мирового уровня.

- В августе исполнится два года, как вы заступили на пост губернатора. Какую бы вы сами себе поставили оценку за свою работу и в связи с внеочередными выборами в Москве не рассматривали ли вы такой сценарий?

- Сам себе оценку я ставить не буду. Мудрые люди говорят, что главным мерилом деятельности человека является его совесть. Меня угрызения совести не мучают за работу в качестве губернатора. Если говорить о других оценках, то одна из них, я считаю -  позитивная, была дана вашим изданием, когда вы написали, что бизнесмены взволнованы, потому что не знают, кому заносить деньги в Смольном, так как взяток не берут. Я считаю, что это положительный результат. Или один московский журналист много писал, что правительство Петербурга плохо работает, а недавно в своем же издании сказал, что в Петербурге жить лучше, чем в Москве. Думаю, что есть какие-то ошибки, недоработки, не все сделано за это время, что можно было бы, но повторюсь, совесть моя как губернатора чиста.

Если говорить о выборах, то, честно говоря, я ни с кем не обсуждал возможность досрочного выхода на выборы, тем более что мне не до этого. Как вы знаете, у нас впереди очень важное мероприятие –  саммит G-20, и устраивать здесь выборы губернатора в это время не будет ни сил, ни времени. Я не исключаю для себя в перспективе возможности подумать о досрочных выборах, хотя не вижу в этом острой необходимости. Мне интересно сегодня работать губернатором, и я, возможно, пойду на выборы в положенный срок, возможно, чуть раньше.  Но пока, еще раз, нет такой необходимости. К тому же мой московский коллега Сергей Собянин три года уже проработал в этой должности, да и до того был губернатором достаточно длительный срок. Ну и самое главное – говорить о выборах можно будет, только если это будет интересно жителям города. Если та работа, которую я делаю как губернатор с членами правительства, нравится, то я готов и дальше оправдывать надежды.

- Сейчас наметилась тенденция: москвичи стали перебираться на работу в Петербург. Еще совсем недавно шел обратный процесс. Похоже, этот вектор задали вы, формируя свою команду. По каким критериям вы подбираете соратников?

- Первая волна или те люди, которые пришли со мной сразу, – это те, кого я знал лично, но выбирал не по принципу личной преданности. Я видел их в работе и у меня сложилось впечатление, что на тех постах, которые я им предложил, у них должно получиться. В большей степени я не ошибся. Есть моменты, что еще кто-то где-то недорабатывает, но всегда я исходил из нескольких требований. Порядочность, профессиональная подготовка и желание служить. Я нашу работу рассматриваю как служение городу и жителям. Если нет желания служить, то работать в правительстве Санкт-Петербурга не следует.

- Если бы у вас была возможность сформировать команду мечты, выбрав любого человека по всей стране, на ком бы вы остановились?

- Команда правительства решает, и достаточно профессионально, основные вопросы развития нашего города и городского хозяйства. Поэтому острой необходимости взять и поменять всех на великих я не ощущаю. Только не подумайте, что я боюсь окружать себя умными, – наоборот, мне доставляет большое удовольствие, когда в команде работают умные люди, способные отстаивать свою точку зрения, когда они отстаивают свою правоту даже вопреки моему мнению. Без этого команда эффективно работать не может.

- Вы назвали порядочность, способность отстаивать свою точку зрения. А какие еще качества вы цените в людях?

- Откровенность я считаю тоже очень важной. Мне кажется, в работе, да и в общении, человек должен быть максимально откровенным, если он хочет донести свою точку зрения.  Лучше сказать, что у тебя есть на душе, чем промолчать, а тем более носить за пазухой какие-то обиды. Потому что ведомый обидами человек может зайти не туда. Еще работоспособность… Недостаточно быть просто грамотным, умным и эрудированным,  важны соответствующие навыки и умения для повседневного труда. И конечно, желание служить. Работа во власти, особенно во власти губернского уровня, – это служение.

- Как вы думаете, насколько ваши подчиненные откровенны с вами?

- Я не думаю, я знаю даже, что не все откровенны. Это меня иной раз очень сильно тревожит, и, когда я это чувствую, я стараюсь вызвать людей на откровенность и многие вопросы решить. И в том числе облегчить их душу, потому что когда они это в себе носят, то у них сразу снижается работоспособность.

- И поэтому в «кровавых подвалах Смольного» завели детектор лжи для проверки приходящих на службу?

- Детектор лжи, или полиграф, мы завели как раз для того, чтобы людям было проще откровенничать потом, потому что через эту процедуру мы их пропускаем на самом первом этапе, на этапе трудоустройства, причем это абсолютно добровольно и не всегда влияет на решение вопроса о том, зачислять ли человека на службу. Человек, кстати, получает возможность и себя проверить. На мой взгляд, в этом нет ничего страшного. Я в свое время проходил это сам, и неоднократно.

- Кто-то уже не смог преодолеть этот барьер?

- Есть случаи, когда мы принимали решение дальше с человеком не работать, но при этом, чтобы его не травмировать, принимали, не основываясь исключительно на показаниях полиграфа.

- Рассказывают, что один соискатель после теста на полиграфе очень переживал, потому что когда его спросили, кем он хочет работать в Смольном, то он ответил – губернатором. Но так как он служит в Смольном, шутку, видимо, зачли.

- К полным результатам тестирования имеют допуск только специалисты, несущие соответствующую ответственность. Как правило, они только выдают рекомендации и не рассказывают мне все секреты, да это и не нужно.

-  Два года работы губернатором, это, конечно, срок небольшой. Но готовите ли вы себе преемника или видите ли каких-то людей, которые могли бы таковыми стать? И задумываетесь ли вы об этом?

- Я еще не такой дряхлый, чтобы искать себе преемника (смеется).

-  Вы сказали, что на петербургской культуре можно зарабатывать. Но насколько, вы считаете, Петербург соответствует сегодня званию "культурная столица"?

- На все 100 процентов и по форме, и по содержанию. По форме – по количеству и качеству тех культурных мероприятий, которые проводились последние годы и проводятся сегодня. А кроме того, Петербург носит этот титул по рождению, как принц крови. Он всегда таким будет. Я вообще считаю, что Петербург – культурная столица мира. Есть великолепные города со своей глубокой историей, со своей энергетикой, своими традициями, и мы в этом ряду.

- Вы по-прежнему болеете за «Спартак»?

- Я и за “Спартак”, и за “Зенит”, и за “СКА” болею. Петербуржцы должны болеть за свои команды. Пусть это будет такой легкий шовинизм, но петербургское все должно быть лучшее.

- Москвичи, критикуя «Зенит» за огромное количество денег, говорят, что это не легкий, а тяжелый шовинизм.

- Я начал болеть за «Зенит», и за «Спартак», и за «СКА», и еще за петербургское футбольное «Динамо» – сегодня вопрос поднимается и, может быть, удастся его реанимировать, – когда это были одни из самых небогатых команд нашей страны. Да, сегодня деньги большие вкладывают, особенно в «Зенит», но что же, не болеть из-за этого?

-  Вы упомянули катаклизмы, которые наша страна пережила в прошлом веке. Что, на ваш взгляд, надо делать, чтобы подобное не повторилось?

- Чем всегда была сильна Россия? Мы часто дрались друг с другом, до революции у нас был и Емельян Пугачев, и Иван Болотников. Но в нас все-таки была сильна любовь к стране, к Родине и друг к другу. Хотите – называйте ее христианская любовь.  И всегда было сильно умение и желание прощать. Сегодня мы сильно начинаем друг на друга обижаться, да и с любовью напряженно. Мне кажется, это надо возвращать. Хотелось бы разобраться с тем, что произошло в начале XX века, хотелось бы разобраться в истории… Ведь революцию делали простые люди. Русские люди в основном. Поджигали не простые, а делали те, кто буквально неделей раньше ходили в храмы, поздравляли друг друга с Рождеством либо с Пасхой, целовались и прощали друг друга. И вдруг на них что-то нашло – они рушили храмы, жгли иконы и убивали священников.  Мне кажется, что надо все-таки возвращаться к тому, что всегда было присуще нашей многонациональной нации. Было взаимоуважение, желание понять и простить.

- Вопрос нравственности и общественной морали очень важен для нашей страны. При коммунистическом режиме нас учили и хорошим вещам: сам погибай, а товарища выручай. Или: подглядывать в замочную скважину нехорошо, читать чужие письма нехорошо. Но за последние 20 лет на наших федеральных каналах появилось огромное количество разных программ, передач, шоу, где совершенно другая идеология, которая внедряется в сознание. Ну, например, «Слабое звено». Это не сам погибай, а товарища выручай. Это умри ты сегодня, а я завтра. Или, например, «Последний герой». Всех растолкал – один выжил, и ты победитель. Или «Дом-2». Прикольно подглядывать в замочную скважину. От одной программы ничего не изменится. Но если  20 лет – человек меняется. Сейчас многие считают, что серьезнейшая проблема страны в том, что нет внятной идеологии, нет некой национальной идеи. Или если она есть, то как-то не высказана. Что вы думаете по этому поводу?

 – Во-первых, если говорить об идее, то ее и придумывать не надо. Она есть: это наша  страна, это Россия. Вот идея! И вы знаете, совсем недавно я с большим удовлетворением услышал, когда наш лидер, президент страны, сказал: "Мы великая нация!" И он сказал правду. У нас одно время, начиная с 90-х годов, говорили даже не Россия, а «эта» страна. Как можно о Родине говорить "эта страна"? Это все равно что о матери сказать: "эта женщина". Ну и какой ты будешь после этого сын?  Нам надо всем это понимать и  об этом говорить. То есть вы правы, об этом надо говорить и через СМИ. Но, на мой взгляд, один из инструментов, который и у нас в нашем городе достаточно эффективно работает, это волонтерское вовлечение людей, причем разных людей.  И вот мне это очень нравится. Я общаюсь с людьми, связанными с оказанием помощи тем, кто живет рядом с нами. Это и больные дети, это и старики. Совсем недавно мы подписали очередной такой договор с достаточно большой группой санкт-петербургских банков и предприятий по программе «Долг». Суть ее в том, что они просто оказывают финансовую поддержку различного  рода мероприятиям в поддержку ветеранов, блокадников. И путевки для поездок в санаторий, и другие вещи, связанные с облегчением их жизни. Это же очень хорошо. Не могу с уверенностью сказать, что все 100% делали это бескорыстно, наверное, есть какой-то интерес и с точки зрения поддержания отношений с властью. Эта программа инициирована правительством города еще до меня, но я считаю, что ее надо поддерживать, и мы ее будем развивать. Но есть еще целый ряд волонтерских программ, которым город тоже помогает. Помогает не потому, что он их инициировал, а потому, что увидел, что эти программы работают. Кстати, я считаю, очень благородно поступают ваши коллеги, в частности, когда вы даете соответствующие объявления о помощи конкретным больным детям и люди откликаются. И плюс, конечно, людям надо рассказывать, и молодежи рассказывать, какой была наша страна и буквально 30, 40 лет тому назад и 50, 100 лет. Нужно, чтобы эта связь времен и ощущение  истоков, откуда мы пошли, не пропадали  у молодых людей. Конечно, когда им показывают вещи, о которых вы сказали, ни о каких истоках речи быть не может.

 – Георгий Сергеевич, вы упомянули  волонтерство, очень важный аспект благотворительности. В последние годы развиваются различные общественные движения. В том числе в городе. Начиная от градозащитников и заканчивая велосипедистами, движениями, которые выступают за благоустройство конкретных территорий. Есть мнение, что город немножко не успевает за такими инициативами.

- Отчасти согласен. В этом, как мне кажется, есть какая-то логика. Считается, что любая государственная структура достаточно не гибкая и неповоротливая, так говорят и про правительство Санкт-Петербурга. Впрочем, во многом это стереотипы. А вот люди, особенно с активной гражданской позицией, они действительно идут где-то на шаг впереди. Возможно, градозащитники со мной не согласятся, но, по-моему,  мы нашли с ними общий язык. Достаточно конструктивно с ними сегодня общаемся, работаем и решаем проблемы в рамках нашего совета по сохранению культурного наследия Санкт-Петербурга. Совсем недавно мы очередное заседание  провели и абсолютно без каких-то взаимных претензий и без лишних эмоций обсуждали важные вопросы, по которым у нас единые точки зрения.

А вот не успеваем за велосипедистами, но не потому, что не хотим. Наш город изначально не предполагал, что у нас будет такое огромное количество велосипедистов и для них необходимо будет создавать соответствующую инфраструктуру. В новых районах, которые мы сегодня проектируем и строим, эта проблема решается легко. В старых районах в ближайшем обозримом будущем это маловероятно. Нам надо уводить потоки транспорта из центра города. Но пока мы не решили вопросы, связанные с организацией парковок, разгрузки центра города за счет строительства транспортного обхода. Сейчас мы только приступаем к решению этих вопросов. Но все же в этом году начали велопарковки строить.  Уже и критику получили в свой адрес не за то, что мы не идем навстречу велосипедистам, а за то, что неудобные парковки создаем. Но это тоже правильно. Это мы учтем, и я уже такое поручение дал, будем делать более удобные. 

То же самое по благоустройству. Эта тема привлекает  не только чиновников, людей подневольных и их подчиненных. Она привлекает жителей города. Они сами хотят как-то благоустроить свою прилегающую территорию. Но сегодня уже люди и  дальше пошли, они не только на официальные субботники выходят. Они самоорганизуются и собираются для того, чтобы улучшить жизненное пространство там, где они живут. Здесь, конечно, мы тоже должны помогать. Мне кажется,  в перспективе должно быть так, что связаное с украшением жизненной среды и инициированное жителями должно поддерживаться правительством. Ведь это и деньги небольшие. Нужно друг друга слышать, и мы научились слушать и даже где-то сотрудничаем, может какие-то инициативы и мы будем предлагать, чтобы работать на опережение. Будем к вам обращаться с просьбой донести эту информацию до жителей города.

-  Платные парковки в центре города  появятся в следующем году действительно?

- Надеюсь. Мы сейчас очень плотно работаем над концепцией единого парковочного пространства в городе. И со следующего года, думаю, сумеем запустить эту тему.  Я вот смотрю на тот опыт, который появился в Москве. Хоть он еще не сильно наработанный, но, во всяком случае, центр Москвы значительно разгружен, и это видно. Я совсем недавно там был, посмотрел и был приятно удивлен. Да, там есть некоторые проблемы, не везде можно проехать, но там, где это работает,  движение стало гораздо более оживленным.

-  Когда в Москве пошел рост протестного движения, митинги и так далее, очень много говорили и о том, что такая тенденция должна проявиться и в Петербурге, но не произошло этого. Это, как вам кажется,  с чем связано? С тем, что мы более провинциальны или у нас другая обстановка?

- А вы знаете, это, может, как раз и связано с нашим петербургским менталитетом. Наш город фальши не терпит. Он готов пойти за теми, кто примером является. А если примером не является, как бы он себя ни позиционировал, что бы про него ни говорили на Западе или у нас в стране, если для петербуржцев он не пример – они не пойдут.  Плюс в определенной степени это и культура жителей нашего города. Наш город вообще, как мне кажется, не терпит таких вот всплесков. Было, к сожалению, в начале  XX века. А  так у него аура спокойная. Может быть, чуть-чуть холодноватая. У Петербурга чуть-чуть подозрительный, строгий, но не взрывной характер. Это плюс.

 - Возвращаясь к форуму. Это большое международное мероприятие, гостей будет много. Петербург, как принято говорить, –  окно в Европу. Нам приходилось за эти 2 года, общаясь с разными консулами, которые работают в Санкт-Петербурге, слышать жалобы от дипломатов о том, что вы не хотите встречаться с ними в личном порядке. Это ваша позиция или времени не хватает? Или наговаривают?   

 - Нет, это в принципе не наговор. Я считаю, что каждый должен своим делом заниматься. У нас работает Мминистерство иностранных дел. В Санкт-Петербурге работает представительство министерства, которое с ними  и ведет работу. Если возникают какие-то вопросы, связанные с их непосредственной работой, затрагивающие интересы города, то я такие встречи провожу. Но я думаю, что вы мне поверите, что у меня не так много времени для того, чтобы постоянно сидеть и вести какие-то дипломатические разговоры с уважаемыми генеральными или просто консулами уважаемых стран.  Есть конкретика – я встречаюсь. Есть консулы, с которыми я встречался, и неоднократно.

Например, генконсул Финляндии. С этой страной у нас особые, очень серьезные экономические отношения и большое количество финских предприятий и предпринимателей работают в нашем городе, есть общие интересы. У нас есть общие связи, побратимские,  Санкт-Петербург – Турку, Санкт-Петербург – Хельсинки. Поэтому с этим консулом мне есть что обсуждать. Я с удовольствием с ним встречаюсь… То же можно сказать о консуле Китайской Народной Республики. Сегодня Китай осуществляет огромный инвестиционный проект, целый ряд китайских предпринимателей работают в нашем городе, учится огромное количество студентов.  Естественно, есть вопросы, которые необходимо обсудить. Я встречался с генконсулом Великобритании, когда он сопровождал других высокопоставленных лиц Великобритании. Да вообще много с кем. Честно вам скажу – у меня нет в графике рабочем такой строки, как обязательная встреча с кем-то из генеральных консулов, аккредитованных в Санкт-Петербурге. Я не вижу в этом необходимости. Я обсуждаю с ними конкретные вопросы. Город наш ведет большую международную деятельность, и я в ней участвую, и это занимает много времени, но это стоит того. И опять же я обсуждаю это с генконсулами, аккредитованными в Петербурге.

 – Бизнес к вам часто напрашивается на индивидуальные встречи?

 – Регулярно. Но ведь губернатор – это человек, который всем процессом руководит. И если есть возможность ту или иную проблему решить без участия губернатора, я, естественно, первым делом направляю такие просьбы своим коллегам либо в профильные комитеты, либо профильным заместителям. Для того, чтобы  сначала они посмотрели и разобрались. Если уж какая-то тема совсем неразрешимая, то я готов послушать человека. Но, как правило, все решается без вмешательства губернатора.

- Вы действительно по городу без мигалки передвигаетесь?

- Да. Можете верить – не верить, но это так.

– И это ваша инициатива поменять номера машин смольнинского гаража, отказавшись от привычной серии ААА?

- Дело в том, что серия ААА традиционно считается серией правительства города. В то же время большое количество номерных знаков с этой серией сегодня стоят на автомобилях частных лиц или каких-то других структур, вообще никакого отношения не имеющих к правительству города. И когда происходят ДТП с автомобилями с такими номерами, все сразу говорят, что это а/м правительства города, звонки идут. Или в Интернете все это выплескивается. Мы, конечно, разбираемся по каждому факту. 90% тех случаев, о которых писалось, никакого отношения не имеют к правительству города. Ну и чтобы эту тему закрыть, возникло желание поменять номера.

- Вы очень сдержанны на публике, почему вы редко улыбаетесь?

 – Ну для того чтобы улыбаться и веселиться, должны быть причины. Когда глубоко погружаешься в те проблемы, которые существуют в городе, когда знаешь глубину этих проблем, улыбаться, тем более на публике, не всегда уместно. А по натуре я человек достаточно прямой, обманывать не люблю. Я лучше промолчу. Город – живой организм, и у него много проблем. При этом ходить улыбаться, как на Западе? У них проблем не меньше, а они улыбаются. Усыплять жителей ослепительной улыбкой не хочу. Хотя я человек достаточно общительный, веселый. Там, где это к месту, я и посмеяться могу, и улыбнуться.

- Вы ожидали, что вам достанется такой багаж, когда вы приходили на эту должность?

- Я уже как-то отвечал на этот вопрос. Я 11 лет отработал полномочным представителем президента в Центральном федеральном округе. Было 18 регионов, которые я неплохо за эти годы изучил, в том числе и проблемы, которые там существовали. Работа мне была понятна, правда я видел проблемы регионов не изнутри, а с другого ракурса. Но когда я увидел груз тех проблем, которые надо решать в Санкт-Петербурге, я не то что испугался, но напрягся сильно. Потому что не ожидал я такого, что так много и сразу. Некоторые проблемы вообще раньше практически не решались. К ним не подходили.

Были и другие проблемы, которые надо было решать. А вот сегодня они все на повестке дня. Например, сохранение исторического центра города. Мы над этой темой работаем. Тяжело идет, но мы будем продолжать, потому что дальше уже нельзя было эту проблему не видеть. Если бы мы ее не подняли  год назад, то в будущем и поднимать ее было бы уже поздно, мы бы прошли уже точку невозврата. Теперь это программа, которой будет заниматься не один губернатор. Лет наверное 25 – 30. Это постоянный процесс. При советской власти этот процесс не запускали, потому что Ленинград был на особом положении. Несмотря на то что он колыбель революции, на него смотрели настороженно. Последние годы также не до этого было. Надо было решать вопросы восстановления экономики города. А сегодня как раз тот период. И еще много проблем, которые надо решать. Морально и физически изношенная инфраструктура. Улично-дорожная сеть. Транспорт общественный и так далее. Огромное количество проблем, но работать интересно. Во всяком случае я за эти 2 года отнюдь не жалею, что мне такая выпала интересная доля – возглавлять родной Санкт-Петербург. Стараюсь!

- Вы производите впечатление достаточно спокойного и уверенного в себе человека, у вас есть опасные враги? О которых вы знаете, знаете, что они интригуют против вас на высоком уровне?

– Вы знаете, я думаю, что каждый себе задает такой вопрос.  Есть люди, которые меня не любят. И этих людей знаю. Честно говоря, их понять я не могу, потому что никогда не против кого не интриговал и не люблю это дело.  Я считаю, что лично я не враг никому. Ну за исключением просто подонков, убийц, террористов и так далее. Если человек меня не любит, но не делает мне гадости, самое плохое, что я могу для него сделать, это просто стать равнодушным  Я не сразу к этому пришел.  Есть такая хорошая формула. Филарета Московского спросили: а вот как по поводу возлюби врага своего? И он такую формулу интересную выдал, и я стараюсь ее придерживаться. Он сказал: возлюби врага своего как близкого своего, сокрушай врагов Отечества и гнушайся врагами Божьими. Возлюбить я еще не смог, но я считаю, что я никому не враг. Никого врагом своим не считаю. Наверное, кто-то считает меня своим врагом и себя моим врагом, но это их проблемы.

- У курящих людей после вступления в действие антитабачного закона было много вопросов к тем, кто принимал. Да, некурящие не должны страдать от курильщиков. Но зачем, например, ликвидировать специальные места для курения? Вы тоже курили. Ваше отношение к этому закону?

- К сожалению, я курю и сейчас. Вы знаете мою биографию. Я длительное время служил в силовых структурах. Там действуют уставы. И к этому закону я отношусь как к уставу – нельзя, значит, нельзя.  Впрочем, должна быть какая-то золотая середина, которую я найду, а может быть, и курить брошу, хотя не уверен.

- Простой петербургский вопрос: корюшку любите?

– Очень. Обожаю просто.

 – Сами готовите?

 – Нет, у меня жена шикарно готовит. Теща в свое время готовила, но ее уже, к сожалению, нет, но жена переняла у нее эти навыки. Она и маринует просто великолепно, и жарит.

 – Оскар Уайльд в свое время сказал, что на свете есть 2 проблемы: несбывшаяся мечта и сбывшаяся мечта. Есть ли у вас и те и другие?

- Если говорить о несбывшихся, то я думаю, что навряд ли доживу до того, когда Россия станет чемпионом мира по футболу, только если в 18-м году на своей площадке. Во что мне хочется верить. Еще я не уверен, что это будет при моей жизни, но мне кажется, что Россия  все равно вернется к тем границам, в которых она была, ну или почти к тем границам, в которых она была до 91-го года. И уверен, что скорее всего, но не тогда, когда я буду, Петербург решит все проблемы, все острые проблемы, в том числе связанные с сохранением исторического центра города. Я уверен, что это тоже получится, потому что мы сегодня над этим работаем, и я думаю, что это должно получиться.

Источник: Газета СПб: новости Санкт Петербурга